"Камерата"
"7 дней в июне".

«7 дней в июне»

В середине июня сего года моя жена не ходила, а летала, не говорила с близкими, а щебетала и про себя что-то мурлыкала. Шутка ли? Мой родной НГТУ им. Р. Е. Алексеева, а проще Политех, предоставляет мне с супругой две бесплатные путевки в спортивно-оздоровительный лагерь «Ждановец», что расположен на берегу Горьковского моря.

Признаюсь, что этот щедрый подарок я принял без особого энтузиазма. Перспектива находиться мне, незрячему, в скоплении людей на ограниченной территории лагеря меня несколько угнетала. Но жена давно заслужила в семье право на отдых от ежедневного дежурства на кухне, однообразия семейного быта, городской суматохи и шума автомобилей и выхлопных газов. Я, разумеется, делал вид, что очень доволен этим известием, что давно следует покинуть уют любимого дивана и квартиры. Скорее, скорее к просторам Горьковского моря!

За несколько дней до отъезда, группу ветеранов преподавателей и сотрудников пригласил к себе Солдаткин Борис Михайлович, генеральный директор лечебно-оздоровительного комплекса НГТУ. Он рассказал собравшимся, что по старой доброй традиции, комплекс как самостоятельное экономически независимое предприятие из своих собственных средств (прибыли) оплачивает все расходы на проживание 20 ветеранов в спортивно-оздоровительном лагере «Ждановец» на Горьковском море. Путевки для наших ветеранов будут бесплатными, а отдыхать они будут 7 дней. Первая группа отдыхающих, куда мы с супругой были включены, будут отдыхать с 24 июня по 1 июля с.г. А собрал он нас для того, чтобы лично убедиться в том, что наше общее физическое состояние позволяет нам отдыхать в «Ждановце». Последний все же не санаторий. Тут моя супруга, Людмила Ивановна, заволновалась. Она же не является ветераном технического университета, хотя является ветераном труда с большим стажем работы в средней школе в качестве учителя. Она задала волнующий ее вопрос и тут же получила ответ, успокоивший ее. Ей ответили, что муж ее является инвалидом I группы по зрению, и он имеет право на сопровождающего. Таким лицом является моя жена. Она по праву также получает бесплатную путевку, и нашей супружеской паре будет представлен для проживания отдельный домик. Жаль, что я не мог видеть, как сияло от удовольствия лицо моей жены, но я чувствовал ее восторженное настроение по голосу, сообщая эту новость детям.

День отъезда (24 июня)

День отъезда начинался с приятной утренней встречи. Мы вызвали такси к дому по телефону, номер которого подсказала наша дочь. Усаживаясь в легковой автомобиль, за рулем которого сидела симпатичная молодая женщина, мы уже знали примерную стоимость проезда от дома до главного корпуса Нижегородского технического университета. Очень скоро мы разговорились с водителем, ведь не часто такие симпатичные молодые женщины работают таксистами. Водителя звали Катей. Она улыбнулась, услышав, что нам известен размер оплаты до университета. И затем сказала, что хорошо знает мою жену. Она училась у нее в классе в 45 школе, что находится в микрорайоне Щербинки II. Моя супруга преподавала там английский язык, и более того, некоторое время ее дочка получала у нее дополнительные уроки, чтобы успешно сдать собеседование и перейти для продолжения учебы в гимназию №17, что на улице Жукова. Теперь ее дочка оканчивает высшую школу экономики и у нее хорошая базовая подготовка английского языка, знание которого ей очень полезно в профессиональной карьере. Незаметно быстро мы доехали до главного корпуса Политеха и дружески распрощались.

Восемь ветеранов и двое их сопровождающих (моя жена и внук доцента Прохорова Руслан) погрузились на две грузопассажирские «Газели» и отправились в путь. Через 2 часа мы были уже в «Ждановце». Многие из нас бывали здесь и раньше.

Здравствуй, «Ждановец»!

Гостеприимная заведующая хозяйственной частью Тамара Ивановна Коровина нас уже ждала. Об этом красноречиво говорил образцовый порядок и чистота в домиках, где нас разместили. Наш домик только что построили. На сосновых досках стен проступали капельки смолы, воздух был насыщен приятным запахом сосны. Просто сиди, дыши и набирайся здоровья. В сравнении с нашим предыдущим отдыхом быт стал более комфортным. В номере были все удобства: электрочайник, электрокамин, холодильная камера, небольшой цветной телевизор, стойка для обуви, гардероб и, наконец, новый унитаз!

На все просьбы и замечания молодые сотрудницы хозчасти отзывались скоро и эффективно. За весь период отдыха мы не слышали каких-либо жалоб и замечаний в их адрес от своих коллег-отдыхающих.

Чудо-кухня

Вероятно, о работе кухни можно было написать отдельный томик наподобие «Книге о вкусной и здоровой пище». За неделю приготовленные блюда не повторялись. Все было вкусным и в достаточном количестве. Наши ветераны хоть и были в уважаемом возрасте за 70-80 лет, но составили классическое «общество чистых тарелок». Редко, кто просил добавки, разве что дополнительный стакан чая без сахара. На третий день в обед каждый получил подарок – небольшой пакетик особо душистого чая из Гималаев. Этот почин начал всеобщий любимец Кашников Николай, бывший заведующий спецлаборатории рентгеновского изучения внутренних структур различных веществ и материалов. Временами казалось, что его запас подобных добавок неиссякаем. После посещения магазина на территории санаторного поселка Железнодорожников, некоторые из ветеранов, в том числе и мы, поддержали этот замечательный почин. По вкусу пришлась зелень, которую замыкал чеснок, а на сладкое поступали мармелад, печенье, конфеты и пряники. Словом, все мы, чем могли, тем и делились, а также делились и новостями, приходящими извне.

А сейчас коротко о море

Наш лагерь расположен на побережье Горьковского моря на левом берегу Волги. Время общения с морем было приятным, дружеским и одновременно волнующим. В разное время суток оно было чем-то новым и даже незнакомым: то спокойным с зеркально-гладкой поверхностью; то игривым с веселым выплеском небольших волн; то напряженным с бесконечной вереницей уже рокочущих волн, энергично атакующих песчаный берег. Но оно бывает и грозным, и ревущим, но об этом несколько позднее.

Утверждаем демократию

Отношения в группе ветеранов упростились и стали более тесными, когда мы решили обращаться друг к другу только по имени, не называя при этом своих научных степеней, званий и должностей. За нашим общим столом вдруг появились Валя, Галя, Коля, Слава и т.д. Наши разговоры стали более оживленными, а высказывания более откровенными. Стало правилом после обеда усаживаться на скамейки у входа в столовую и продолжать под тенью сосен завязавшиеся еще за столом разговоры. В ходе одного из них мы решили самоорганизоваться и разработать план культурно-просветительских мероприятий. С составленным планом мы подошли к исполнительному директору лагеря Олегу Сергеевичу… Выслушав наши предложения, он внес их в свой план, выделив часы для бесед в помещении телезала. Там было просторно; много стульев, а на столе красовался телевизор с большим экраном. После наших бесед было удобно прослушать последние новости или посмотреть иные передачи.

Открываем лекторий

Разработанный нами цикл научно-публицистических бесед открыл доцент Билюба. Он рассказал нам о жизненном пути и научной деятельности видного советского математика, физика-атомщика и механика, дважды Героя социалистического труда академика Боголюбова. Известно, что бюст этого ученого с мировой славой стоит на Большой Покровке у здания бывшего физического факультета. Ученик академика Иоффе, коллега Курчатова, Ландау, А.А. Сахарова по реализации атомного проекта, академик Боголюбов несколько лет работал на физическом факультете госуниверситета им. Лобачевского и в научно-исследовательском центре в Сарове. К сожалению, бюст академика и его место расположения последние годы носит запущенный вид. Мы просмотрели 3 коротких фильма, снятых по материалам рукописей, записок, писем, мемуаров и т.д., хранящихся в Музее известного научно-исследовательского ядерного центра в Дубне. Слушатели с огромным интересом восприняли материал беседы нашего ветерана об академике Боголюбове и с готовностью подписали коллективное обращение к мэру Н. Новгорода, администрации города и Нижегородского района с просьбой утвердить список должностных лиц в госструктурах города и Нижегородского района, обязанных следить за состоянием бюста и поддержанием в порядке места его расположения. Желательно закончить необходимую работу к празднованию 800-летия Нижнего Новгорода. Уместно объявить конкурс на лучший проект благоустройства этого сквера как среди студентов физического факультета госуниверситета им. Лобачевского, так и студентов других вузов города. Мы должны знать и гордиться своим земляком.

Последующие два вечера заняли выступления автора этой статьи. Хотя количество слушателей осталось прежним, т.е. 15 человек, их интерес к выступлению не ослабевал. Этому способствовали уже первые слова выступавшего. Большинство наших преподавателей знали меня как преподавателя философии, а тут я предстал перед ними в новом качестве – качестве военного переводчика, служившего в группе советских военных советников в период военного конфликта между Арабской республикой Египет и Израилем в 1968-1971 гг. Я напомнил, что в левом крыле главного корпуса НГТУ на 2-ом этаже есть небольшая галерея портретов студентов под запоминающимся названием «Наши воины-интернационалисты». Однако моего портрета там никогда не было, даже в мою бытность аспиранта. Выпускник переводческого факультета Горьковского пединститута иностранных языков им. Н.А. Добролюбова, я был призван на службу в Советскую Армию. Я добровольно принял военную присягу и слово советского офицера хранить служебную тайну, я был обязан в течение многих лет хранить молчание о своей командировке. В Египте я ведь служил в штабе ПВО страны, а войска ПВО оказались самым воюющим сегментом вооруженных сил Египта в те годы. К сожалению, располагая этим богатым материалом о работе военного переводчика (а я еще работал и в Индии в 1965-1966 гг.), я не мог делиться накопленным опытом и знаниями не только со студентами нашего Политеха, но и с коллегами по кафедре философии. Лишь в 2004 году вышел в Нижнем Новгороде сборник под красноречивым названием «Нижегородцы-участники локальных войн и конфликтов». В нем была опубликована моя обширная статья «Моя командировка в Египет». В итоге моя аудитория поддержала мое намерение написать книгу воспоминаний военного переводчика, чем я сегодня и занимаюсь.

Послеобеденные посиделки

Наши послеобеденные посиделки в тени великолепных сосен у столовой привлекли внимание не только представителей охраны нашего лагеря, но и двух молодых людей, девушку и юношу. Настя и Миша, как они нам представились, являются самодеятельными журналистами радиофака, и они собирают материал по истории лагеря «Ждановец» в преддверии его 60-летия, и им хотелось бы взять у отдыхающей супружеской пары Сапожниковых интервью. Разумеется, мы не могли отказать вежливым молодым людям в этой просьбе. Настя задавала вопросы, а Михаил снимал нас. Мы вспоминали о том, каким был наш лагерь в прошлые два наших приезда, как «Ждановец» изменился за последние годы, что появилось нового, что вспоминается из старого, что нам не нравится сегодня и как сделать лагерь еще краше. Мы искренне ответили на их вопросы. Вспоминали, как весело проводили студенты и преподаватели института «Праздник Нептуна». «Ядром» праздника был театр миниатюр, «душой» и режиссерами-постановщиками были доцент Адясов и его друг Карпей. Они умели вовлечь в этот веселый праздник всех отдыхающих смены. На праздник охотно приходили и частично участвовали студенты соседних спортивно-оздоровительных лагерей, например, Горьковского ин’яза (ныне лагерь «Лингвист»). А я вдруг вспомнил, что еще будучи школьниками в 1957 г. средней школы №7, ныне технический колледж №38 (что у оперного театра), над которым сегодня шефствует наш НГТУ, мы стояли здесь лагерем трое суток. Нашим руководителем турпохода был известных краевед, учитель географии Анатолий Федорович Шубин, автор нескольких книг о Нижегородской земле. Он лично выбирал место под нашу стоянку. Бывший разведчик в годы войны учил нас ставить палатку, разжигать костер с одной спички, заготавливать хворост, готовить место под костер, защищать место стоянки от ветра и дождя, учил распознавать лекарственные травы и кустарники, полезные для приготовления пищи на костре. Мы заметили, конечно, что лагерь стал богаче и краше, возрос комфорт помещений, также внимательны и чутки сотрудники лагеря. Словом, мы, ветераны, здесь почетные и желанные гости. А это заряжает нас бодростью, новым приливом сил. И хочется еще быть в чем-то полезным родному Политеху. Но вот есть вещь, которую душа не принимает и едва ли когда-либо примет.

Лесные угодья, побережье водохранилища и даже прибрежные воды четко и жестко разделены на участки, принадлежащие отдельным физическим лицам и частным фирмам. У бедных владельцев границы участков обозначены проволокой, иногда и колючей, а у богатых — высокими глухими железными и бетонными заборами. Нет прежней свободы в лесу и у моря, идешь не по лесу, а между заборами разных видов. Рады тому ветераны, что хоть территория нашего лагеря достаточно обширна для совершения приятных прогулок и отдыха. Может быть, стоит построить силами отдыхающих студентов с десяток новых, более удобных скамеек вдоль побережья (а то ноги болтаются в воздухе и голова кружится).

Разумеется, ликвидация противных заборов не в компетенции администрации СОЛ «Ждановец» или ректората НГТУ. Но душа просит поделиться с кем-либо этой болью.

Расставаясь с юными журналистами, моя жена Людмила прочитала свои стихи, а они обещали передать нам несколько памятных фотографий о нашей встрече.

За годы моего пребывания в обществе ветеранов-пенсионеров НГТУ, т.е. с 2004 г. меня много раз фотографировали на торжественных праздниках, скажем, по случаю «Дня Победы» и «Дня защитника Отечества» в стенах НГТУ, но ни одного памятного снимка с этих торжеств не имею до сих пор. Пропустил свою очередь и для получения памятного значка по случаю 100-летия НГТУ. Тут есть и моя вина. Просмотрел, опоздал, не увидел… Вот и сегодня, скажу честно, нисколько не обижусь, если и эти обещанные фотографии не найдут меня.

Поэтический «дуэт»

Однажды наши послеобеденные посиделки превратились в маленький поэтический праздник. Мы отдыхали, вели неторопливые разговоры… И тут моя жена Людмила, желая как бы встряхнуть ветеранов, прочитала пару своих стихов. Неожиданно для всех стал читать стихи и доцент Прохоров Вячеслав (ХТФ). Жена прочитал еще одно стихотворение, но и Слава не думал отставать. К радости ветеранов этот импровизированный поэтический праздник длился почти целый час. Читали так хорошо, что даже бойцы охраны придвинулись ближе. Я давно был знаком с доцентом Прохоровым. Некогда я работал в одном из методологических семинаров на химико-технологическом факультете. По поручению парткома института я исполнял обязанности научного консультанта. Еще тогда я заметил глубокую заинтересованность Славы в философских вопросах химии и, шире, естествознания. Одно время были намерения написать совместные научные статьи по материалам семинара, но, увы, особенности учебного процесса надолго развели нас. Но с тех пор у нас сохранились дружеские отношения.

И вот он оказался еще и неплохим поэтом. До сих пор не понимаю, как четкий рационализм его мышления мог сочетаться с тонким лиризмом его стихов. Теперь мы с ним еще больше сблизились, обнаружив единство взглядов в оценке современной России. Есть еще один фактор объединяющий нас, хотя и малоприятный. Дело в том, что я перенес инсульт 8 месяцев назад, а Слава лишь недавно выписался из больницы с таким же диагнозом. Мы решили не обсуждать нашу общую «болячку», отложив такой разговор на потом, а пока мы будем с ним активно восстанавливаться.

С чего начиналось наше утро?

Каждый новый день у нас с женой начинался с утренней зарядки. Я выходил на крыльцо нашего домика и, держась за перила, выполнял известный мне комплекс упражнений. У Людмилы обозначился свой комплекс утренних и послеобеденных упражнений. Коротко говоря, он заключался во внимательном сборе земляники, кустики которой плотным кольцом окружали домик.

Следует признать, что у нее наметился серьезный прогресс: с каждым сбором количество собранных ягод заметно увеличивалось, а, следовательно, увеличивалось количество ее наклонов к ягодным кустам. Вскоре и мне стало кое-что перепадать из собранных ягод. У меня же после получасовой зарядки следовали 10 минут сбора сосновых шишек, которые в изобилии падали с окружающих сосен на тропинку, ведущую к домику. Как ни часто падали шишки, ни одна из них не попала в наши головы.

После подобной зарядки следовала утренняя пробежка, точнее, пешая прогулка по главной дороге еще спящего лагеря. Мы обычно шли к морю и слушали неторопливый шепот волн. Водный простор нашего моря, свежий ветерок и сосновый запах, — все это кажется нам, городским жителям, сокровищем. Свежий бриз с моря раскачивает кроны высоких сосен, а те шумят, точнее, убаюкивают спящий лагерь. В эти ранние часы сон так сладок. Но самым сладким он был у мальчишек футбольной секции, которые накануне так набегались, что, должно быть, сейчас крепко и сладко спали, не чувствуя ног…

Затем мы продолжали нашу прогулку по главной дороге лагеря. Все чаще встречались служащие хозчасти, кухни и бойцы охраны. Шли взаимные пожелания «Доброго утра», обменивались доброжелательными улыбками. Как важно, красиво и светло на душе, когда у человека утро начинается с улыбки. Вот послышался звон посуды на кухне, а там зашуршала метла по асфальту. Пробежали стайки мальчиков и девочек из спортивных секций во главе с тренерами. Лагерь просыпался. Заканчивалась и наша ежедневная утренняя прогулка. И такое благо длилось 6 суток! Ура!

Новые встречи, новые друзья

В течение светового дня мы делали до дюжины кругов по лагерю, беседовали со знакомыми, знакомились с новыми людьми. И вот что удивительно, стоит только чуть разговориться с человеком, ранее неизвестным, как вы отыщете в своей памяти немало общих знакомых и даже приятелей. Как тесен мир нашего полуторамиллионного Нижнего, если ты прожил в нем 70 с лишним лет!

Такие неожиданные знакомства пробуждают в нашей памяти лица и события давно минувших дней. Причем вспоминается все больше хорошее, честное и бескорыстное. Только сегодня начинаешь понимать, как счастливы мы были в те времена! Вспоминаешь с горчинкой и друзей юности, которых уже нет. Но вспоминаешь их только в связи с веселыми и дружескими забавами.

Особенно приятными оказались мои встречи с Геннадием Ивановичем Коровиным, ветераном кафедры физического воспитания нашего Политеха. Мы были с ним знакомы давно, т.к. мой старший брат Юлий Романович работал на одной с ним кафедре многие годы. Одно время братишка был и.о. заведующего кафедры. Но если брат был специалистом по спортиграм (баскетбол, бадминтон, ручной мяч), то Геннадий Иванович был специалистом «силовиком»: специалистом по толканию ядра и метанию диска.

Поначалу наш разговор был несколько грустным и вялым. Поговорили о моем покойном брате, об общих знакомых спортсменах и тренерах, о больных коленных суставах Геннадия Ивановича. Эти больные суставы, как профессиональные болезни выдающихся спортсменов, все сильнее ограничивают свободу движений и приковывают Геннадия к креслу и кровати. Из-за болезни он перестал рыбачить. Мы сидели на скамейке у крыльца его квартиры, пили чай и отдыхали от дневной жары и духоты. С приходом Николая Кашникова мы стали дегустировать различные чаи, которыми Николай запасся впрок еще в городе.

Неожиданно разговор резко принял иной оборот. Геннадий упомянул, что он родом из села Воротынец Горьковской области. Услышав название Воротынец, я почти вскричал, что мы с ним земляки. Ведь я родился в селе Покров Майдан Воротынского района, а село наше находится в 10 км от Воротынца. Тут мы начали перебирать названия соседних деревень и сел, ручьев и речек. Потом перешли на фамилии своих родных, близких, знакомых. Я рассказал, что с 1938 г. мои родители учительствовали в Покров Майдане, а семья жила там до конца 1946 года. Разумеется, что перебирая в памяти фамилии, мы нашли несколько знакомых нам. Дело в том, что в годы войны моя мать Антонина Ивановна была членом райкома партии и инспектором РОНО и по долгу работы объехала многие населенные пункты района, поэтому ее фамилия была на слуху у многих.

Разговор зашел о возрасте Геннадия Ивановича. Оказалось, что 8 августа этого года ему исполняется 85 лет. Он рассказал нам о своем спортивном пути, о первых успехах, о победах на различных спартакиадах и чемпионатах страны. Завершив выступления в большом спорте, он окончил тренерскую школу, что была филиалом Института физической культуры им. Лесгафта. Он стал старшим тренером сборных команд нашей области по известным видам спорта. А потом годы работы на кафедре физвоспитания Политеха.

Все 3 вечера у Геннадия Ивановича мы ощущали заботу и внимание к нему его супруги Тамары Ивановны. Эта замечательная женщина уже давно снискала себе всеобщее уважение и благодарность со стороны коллектива работников и сотрудников СОЛ «Ждановец», как и многих поколений студентов, преподавателей и гостей нашего лагеря. Кстати, мы нащупали еще одну «ниточку», связывающую нас с этой замечательной супружеской парой. Оказывается, они давно проживают в Дзержинске, и моя жена родом из этого города. 8 августа с.г. Геннадия Ивановича можно и нужно поздравить с 85-летием. С удовольствием поздравим его хотя бы по сотовому телефону, пропев «Многие лета!»

Четверг – ночь испытаний

По-моему, это был четверг, четвертый день нашего отдыха. Уже с обеда небо стало хмуриться, появилась сплошная облачность, ветер все крепчал и сильнее раскачивал золотистые стволы сосен. Стало прохладней. Порывы ветра усиливались, но сосны надежно защищали нас от него. Наступило время ужина. Только мы сели за стол, как вдруг все потемнело, и через несколько мгновений начался не дождь, а настоящий тропический ливень. Казалось, что разверзлись все хляби небесные и мощные потоки воды обрушились на грешную землю. Где-то в отдалении прогремел гром, потом послышались новые раскаты, но уже ближе. Стало ясно, что гроза приближалась. Ливень не стихал. Терпение у всех лопнуло, и люди стали покидать столовую. Первыми ринулись мальчишки, за ними, визжа, побежали девчонки, а затем и ветераны с охами и ахами поспешили за ними. Жена бежала первой, плотно прижав зонтик к голове, а следом, держась за подол, видимо ее платья, согнувшись, бежал я. Не сделав и 10 шагов, я промок до нитки. Мы споро пробежали стометровку до нашего домика (жаль, что никто не засек наше время секундомером). Забежали в дом, и тут жена удивилась тому, как я ухитрился промокнуть до костей. У нас же был зонтик. Мы быстро переоделись, развесили мокрое белье сушиться над электрокамином. Присели, чтобы перевести дух. Вдруг совсем рядом, вспыхнул разряд молнии, осветивший соседние сосны, и раздался гром такой силы, будто над нами разорвался крупнокалиберный снаряд. Мы с женой поспешили выключить свет и отключить электроприборы. Через несколько секунд прозвучал второй разрыв, третий… Взрывы гремели то слева, то справа, то спереди, то позади домика. Мне показалось, что я ощутил даже взрывную волну от одного из взрывов. Досчитав до восьми, я перестал считать взрывы вокруг нас, сбившись со счета. Мне стало ясно, что мы были в центре окружности, обозначенной молниями. Я боялся, что следующий удар молнии срубит сосну, которая может упасть на наш домик. Я знавал в прошлом большие грозы с величественными молниями и раскатами грома. В 1965-1966 гг. я работал в Индии переводчиком в течение 15 месяцев и был очевидцем подобных грозовых явлений и ливней в период муссонных дождей. Там молнии на небосводе напоминали огромное дерево, занимавшее полнеба, и оглушающие раскаты грома. Но то было там, в Индии, и я был молодым, а то сегодня, когда уже за 70. Эти разрывы явно очертили окружность, центром которой были мы. Куда метит следующий разряд?

Природа пощадила нас. Наш домик остался целым. Целыми остались и окружающие нас сосны. Гроза удалялась, но дождь хлестал и барабанил по крыше еще добрых 3-4 часа. Еще сильнее обычного шишки колотили по крыше словно камни, пущенные из пращи. Природа как бы напомнила нам, кто в сосновом бору хозяин. Утро выдалось спокойным. О ночной стихии напоминали только сосновые шишки, плотным ковром укрывшие тропинку к дому.

С днем рождения, «Ждановец»!

Накануне отъезда домой во время нашего последнего обеда в лагере мы с женой выступили с инициативой написать коллективную благодарность администрации и коллективу сотрудников СОЛ «Ждановец» за теплый прием, замечательное обслуживание и заботу. Известно, что инициатива часто бывает наказуема. Супруга нашла альбом для записей почетных гостей, где мы оставили свое поздравление с 60-летием нашего дорогого лагеря и благодарили сотрудников за предоставленный отдых.

Утром следующего дня после завтрака мы отправились домой в Нижний на комфортабельном автобусе «Луидор». Как всегда, нас провожала замечательный человек Тамара Ивановна Коровина.

До свиданья, «Ждановец»!

Автор: Владимир Сапожников,
доцент, к.филос.н. НГТУ им. Р.Е. Алексеева.

Справочная информация

Этот рассказ представлен на конкурс творческих работ «История одного путешествия», который проводится в рамках социального проекта «К реабилитации туристическими тропами» Нижегородским областным центром реабилитации инвалидов по зрению «Камерата» с использованием гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Основными целями Конкурса являются повышение творческой и познавательной активности инвалидов по зрению и продвижение использования путешествий и туризма для разносторонней реабилитации незрячих и слабовидящих людей.

При подведении итогов Конкурса будут учитываться как оценки экспертов, так и результаты интернет-голосования.