Как нижегородцы Кавказ покоряли

Как нижегородцы Кавказ покоряли.

Предлагаем вашему вниманию подробнейшее повествование об экскурсии в регион Кавказских минеральных вод, которое включает детальное описание каждого из семи дней туристической поездки, организованной Центром «Камерата» с 5 по 12 октября 2019 года.

Автор текста: Дмитрий Бахров.

Начать чтение!

Как Нижегородцы Кавказ покоряли

Оглавление

 

5 октября 2019

Экскурс в историю, подготовка, первый поезд

Казалось бы, оно всё так легко: взять, да и поехать из Нижнего Новгорода на Кавказ, но, как говорится в известной пословице, «Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается». Поездке этой предшествовал конкурс, на котором мы, такие разные, пытались описать свои впечатления от путешествий.Описывать впечатления, если ты, конечно, не прирождённый писатель, или поэт, всегда сложно. Эмоции во время путешествия зашкаливают, а описанием, как правило, является всезахлёстывающее «Ваааау», но как-то это очень маловато для осмысленного и, главное, интересного текста.
Что говорить: работы наши были очень разными, и авторитетное жюри, наверняка, читая работы, улыбалось много раз, но ведь только смех без причины признак большого ума… Смех по причине же — есть ни что иное, как продление жизни! Так что, будем считать, что членам авторитетного жюри продлить жизнь удалось.
В волю посмеявшись, члены жюри отобрали работы, которые, на взгляд жюри, достойны того, чтобы их авторы сменили пусть и на время домашний уют на неразбериху и аромат путешествий, и вот оно наступило: пятое октября две тысячи девятнадцатого года.Погода в Нижнем Новгороде пятого октября мало располагала к прогулке по городским улицам и набережным, но это и к лучшему, ведь участникам туристической поездки в регион Кавказских минеральных вод гулять было совершенно некогда.
Решить для себя, что взять в дорогу и в каком количестве, подобрать удобную обувь, вместительные сумки и чемоданы, уложить всё максимально компактно, не забыть ничего важного… Вот далеко не полный перечень того, чем мы занимались весь день пятого октября. Оно же всегда так бывает: вроде бы собрался, вроде бы всё подготовил, но совершенно неожиданно вспоминаешь про какую-нибудь малозначительную деталь, без которой в то же время путешествие будет не таким увлекательным.
Надо ещё учесть, что среди участников поездки были и те, кто отправлялся в такое длительное путешествие впервые. Для них подготовка к поездке превратилась в увлекательный, но в то же время нервный квест «совмести квадратное с круглым», практически, как в известной Американской идиоме.
Но всё имеет свой конец, своё начало, как пел в известной песне классик бардовской песни, вот так же и бесконечные сборы и перепаковка чемоданов закончились, а неумолимое время нежно, но довольно требовательно подтолкнуло в сторону вокзала.

Вечерние затихающие улицы располагали к размышлениям, а строчки огней фонарей и мигание реклам, казалось, писали в ночном небе какие-то бодрящие фразы на непонятном языке, но, разве так важен язык, когда есть эмоции?

Вечерний вокзал, как всегда, встретил своей суетой, хоть и изрядно затихшей к вечеру, ведь вокзалы в крупных городах не спят никогда. Гудки поездов, объявления по вокзальному радио, шипение воздуха, стравливаемого из пневматических тормозов вагонов, лёгкий запах кофе из автоматов, всё звало в путешествие и манило неизвестностью. Служба сопровождения тоже оказалась на высоте, что только добавило градус к прекрасному настроению.
Время, как это обычно бывает в предвкушении чего-то нового, то замедлялось, то ускорялось. Казалось, вот только проснулись, только подумали, что сегодня ехать, а уже и вечер наступил и мы уже на вокзале. С другой стороны время тянулось как-то ну очень медленно: и поезд не объявляют, и, где он будет, ещё не совсем понятно, да и вообще… А вдруг с поездом что-нибудь случится, он сломается, или просто не приедет… Как же тогда в Москву ехать, где надо пересесть на другой поезд? Что, тогда вся поездка не состоится? Но, разумеется, это впечатление было обманчивым. Минуты и секунды текли своим чередом, а поезд, разумеется, прибыл когда надо и куда надо, ведь, как говорилось в известном Советском фильме «Железная дорога — это точность».

Последняя минутка неопределённости, а вдруг не посадят в поезд, утекла в прошлое, став ещё одной частичкой вечности, шаг с перрона в тамбур поезда, всё… Как поверхность перрона и пол в тамбуре поезда почти никогда не находятся на одном уровне, так и настроение немедленно реагирует на то, что мы переместились с перрона в поезд. Взгляд на перрон из окна поезда, это совершенно не то же самое, что взгляд в окно поезда с перрона. Уже ну очень хочется, чтобы поезд уже поскорее отправился, время вновь замедляется, и начинает казаться, что машинист забыл, что ему надо ехать, что проводник слишком долго не закрывает дверь тамбура, в общем, душа уже требует поездки.

Наконец лёгкий толчок возвещает начало поездки. Перрон медленно перемещается назад. Да-да, обычно именно так кажется: не мы в поезде едем вперёд, а перрон вместе с вокзалом движутся назад, а мы покидаем этот перрон, этот вокзал, этот город и отправляемся в путь.
Доброй ночи, любимый город, доброй ночи, любимый поезд, доброй ночи, родные и близкие. Мы обязательно напишем и позвоним

6 октября

Москва златоглавая, снова поезд

Ночь укрыла одеялом города, деревни и посёлки. Горсточки огней, изредка видимые сквозь окно поезда, только подчёркивали красоту ночи, её громадность и неотвратимость. Человечество придумало освещение, придумало много полезных и умных приборов, но даже самые учёные из учёных умов пока не смогли отменить ночь. Кто же мы в сравнении с величием этой ночи? Может быть всего лишь горстка огней, мелькнувшая и погасшая за окном поезда по имени вечность.
Равномерный стук колёс наводит на мысли об однообразности и повторяемости, но, стоит только вплестись в эту однообразность постороннему звуку, как всё сразу же меняется. Так и в жизни: стоит только возникнуть в бытовой рутине чему-то новому и интересному, как всё моментально преображается, становится таким новым и интересным.Тем временем наш поезд неспешно продвигается на запад. Оставив Нижегородскую область, мы едем по мосту через реку Клязьма, по которой проходит граница с Владимирской областью, правда к моменту пересечения этой границы бодрствующих в поезде остаётся всё меньше и меньше, ибо за окном ночь.
Сонный поезд, миновав Владимирскую область, продолжает свой путь уже по области Московской, а это значит, что первая наша цель всё ближе и ближе. Пора просыпаться, уважаемые пассажиры. Скоро Москва!Столица нашей родины, как столице и положено, встретила нас, понаехавших, недоброй ухмылкой видавшей виды светской львицы, презрительно осыпая дождиком и спуская с небес на землю порывами ветра. По законам жанра и служба сопровождения решила дать нам понять, что мы, собственно, уже не в Нижнем Новгороде, что это — Москва, детка, и заставила расписываться в их очень важных бумагах прямо на перроне. Сказать нечего: Московское гостеприимство в классическом его проявлении…
Сонные и слегка подмокшие, но с осознанием выполненной работы, ведь в документах мы таки расписались, переходим с Ярославского вокзала на Казанский, немного пройдя по Комсомольской площади, более известной, как площадь трёх вокзалов. Интересно, пришло ли кому-нибудь кроме меня в голову, что когда-то давно, в самом начале XX века эта площадь называлась не так, как сейчас? Думаю, нет, ибо было не совсем до этого, так что старое название площади Каланчёвская площадь благополучно прошло мимо нас.

Казанский вокзал, как это бывает довольно часто, порадовал своей относительной нешумностью. Удивительное рядом: Среди трёх вокзалов Комсомольской площади: Ярославского, Ленинградского и Казанского, последний, как правило, наименее шумный.

Пьём кофе, ожидая поезда, который повезёт нас на Кавказ. Капельки воды, оставшиеся на одежде так и норовят найти слабое место и обрадовать ледяным поцелуем, ни чуть не думая о приличиях, вода, она дырочку найдёт.
Настроение противоречивое: вроде и путешествие началось, а вроде и толпимся на одном месте, да ещё эта промозглая сырость, в общем, Москва не только не верит слезам, никогда не спит, она ещё и очень редко рада нам, провинциалам, хотя без нас, скажем прямо, пришлось бы ей туговато.

Наконец железнодорожный бог, которого никто никогда не видел, но все, кто ждёт поезда безоговорочно в него верят, решил, что хватит нам находиться на вокзале и подал к перрону отличный тёплый двухэтажный поезд.
Ещё немного Московской сырости, ещё немного толкучки и неразберихи и мы, наконец, в поезде.
В нашем распоряжении оказался целый второй этаж. Кроме нас на втором этаже было всего несколько человек не из нашей группы, так что наше путешествие очень походило на езду первым классом в пломбированном генеральском вагоне.
Многие до этого ни разу не ездили в двухэтажных поездах, так что эмоции переполняли. Порой это переполнение эмоций выражалось в ускоренных перемещениях с разгоном от одного конца коридора до другого с риском слететь на первый этаж по крутой лестнице, но не будем придираться, мы же знаем, что эмоции — дело тонкое.

Вещи разобраны, кофе выпит, завтрак съеден. Двухэтажный поезд упругой стрелой несётся на юго-восток, оставляя Нижний Новгород сначала слева, а потом и позади. Рязань, Мичуринск Воронежский, Грязи Воронежские, Придача, Лиски, Россошь, мимо всех этих станций поезд пролетает, останавливаясь лишь на несколько минут, которых хватает только на то, чтобы сделать фотографию, да передать привет родственникам. Всё остальное время участники поездки общаются между собой и играют в интересные игры. За окном Московско-Рязанская снежная сырость сменяется Тамбовскими и Воронежскими красками осени, благодать!
Ростов. Последняя возможность выскочить на перрон для наших курильщиков, чтобы выкурить ночную сигаретку. Скажем прямо, на всём пути от Москвы возможностей этих было не так много, так что мы, пожалуй, оставим наших курильщиков на Ростовском перроне, пожелав им не отстать от поезда, ну а остальным пассажирам пожелаем доброй ночи.
Доброй ночи, уважаемые пассажиры. Спокойного вам сна, копите силы, ведь уже завтра они вам понадобятся.

7 октября

До свидания, наш тёпленький поезд, здравствуйте, Ессентуки и Пятигорск, а так же «Детям 5 копеек, членам профсоюза 10 копеек, нечленам профсоюза 30 копеек»

На Тихорецкую состав отправится.
Вагончик тронется, перрон останется.
Стена кирпичная, часы вокзальные.
Платочки белые, глаза печальные.

Даже и не знаю, почему всплыла в памяти именно эта песня. Быть может из-за того, что она тоже про поезд, а, быть может, из-за того, что на маршруте нашего двухэтажного поезда, мчащегося сквозь южную ночь, действительно была станция Тихорецкая. Была, действительно была, как и Кавказская, и несколько других малозаметных ночных остановок, но ни одну из них мы не удостоили своим вниманием. Только не думайте, что мы все такие невежливые… Спали мы, готовясь к тому, что ждало нас утром.Утро для многих из нас началось с остановки на станции Минеральные Воды. Курильщики получили долгожданную возможность принять утреннюю дозу яда, а поклонники здорового и не очень здорового образа жизни уникальную возможность собрать свои вещи в относительном комфорте, пока курильщиков нет в купе.

Короткая остановка в Пятигорске, ещё немного сборов под стук колёс, и, наконец-то, наш поезд мягко остановился у перрона города Ессентуки: конечной цели нашего путешествия.
На перроне нас уже встречали, а на привокзальной площади ждал автобус и его водитель Алексей, о котором будет сказано ещё много тёплых слов. Алексей, если ты, вдруг, прочтёшь это, ещё раз спасибо тебе огромное от всех нас!

Позавтракав в гостинице, отправляемся на первую экскурсию в компании нашего экскурсовода Нины Александровны. Хотелось бы так же высказать Нине Александровне огромную благодарность. Во-первых, она работала с нами все дни, кроме последнего, а во-вторых, судя по всему, такая группа, как наша, была у неё впервые.
Конечно, в первый день не обошлось без накладок, выражавшихся в излишней заботе о нас, но это не вина Нины Александровны и не наш недостаток. Это, к сожалению, беда огромной части нашего общества, которая имеет диаметрально противоположное отношение к инвалидам: либо категорически не замечает их, либо окружает их совершенно ненужной и даже вредной жалостью. Тут есть, над чем нам всем работать, поле, так сказать, ещё очень слабо паханое. Ну да ладно. В конце концов у нас с вами тут не какая-нибудь инклюзия без иллюзий, а обычное описание поездки, хоть и не без юмора. Так что, пожалуй, давайте вернёмся к поездке.

Несравненный Алексей доставил нас на своём автобусе в Пятигорск со скоростью ракеты и мы, наконец-то прикоснулись, углубились, расширились, осознали и прониклись.
Памятник Лермонтову, уверен, заставил многих задуматься о бренности всего живого и о том, что судьбою больше любим, кто живёт по законам другим и кому умирать молодым.
Знаменитый Пятигорский провал поднял настроение, ведь именно у этого провала незабвенный Остап Ибрагимович Бендер продавал туристам билеты на вход в провал: детям по пять копеек, членам профсоюза по десять копеек, нечленам профсоюза по тридцать копеек. Сотрудники милиции, между прочим, приравниваются к детям. В память об Остапе, который чтил уголовный кодекс и знал четыреста сравнительно честных способов отъёма денег у населения, пятигорцы установили у входа в провал его памятник, с которым мы и сфотографировались. Кстати, некоторое время после выхода книги Двенадцать стульев вход в провал действительно был платным, так что Ильф и Петров как в воду глядели. Билетик, который Остап держит в руке, стоит 50 копеек, так что инфляция, однако.
Сам же по себе Пятигорский провал карстового происхождения. На протяжении многих веков вода вымывала скалы, потом они обрушились и получился колодец с озером на дне. А вот пещеры изначально не было, она рукотворного происхождения и вырублена только в XIX веке. Сейчас в пещере установлены динамики, из которых звучит приятная музыка, а так же стихи и песни, в которых упоминается провал, Пятигорск и вообще Кавказ.
Беседка «Эолова арфа» поспособствовала укреплению тонуса мышц и сжиганию лишнего жира, ведь, чтобы туда попасть, нужно было преодолеть подъём в гору. Сама по себе беседка расслабляет, в ней звучит звук, очень похожий на церковный колокольный звон. К сожалению, сейчас никаких механических колёсных арф в беседке нет. Звук издают обычные динамики и проигрывают они обычную записанную фонограмму, так что от беседки осталось только название. Колёсные арфы были разрушены и реставрации не подлежали. Как компенсация за отсутствие настоящих колёсных арф, у желающих была возможность сфотографироваться с орлом и многие ей воспользовались.
Гора Машук всё это время манила к себе, притягивала, постоянно попадаясь на глаза и так и просила, чтобы мы на неё поднялись. Что мы и сделали, воспользовавшись двумя вагончиками канатной дороги. Никому не скажу, что некоторые побаивались заходить в вагончик, а другие наоборот отпускали в вагончике фривольные шуточки на тему износа канатной дороги и обрыва конструкций, что не способствовало укреплению морального духа опасающихся. Знали бы и те, и другие, что предстоит им день спустя… Думаю, подъём на Машук показался бы им обычной прогулкой по улицам любимого города… Однако, мы торопим события. Рассказ о других горах и о других канатных дорогах ждёт вас в следущей части.
Поднявшись на вершину Машука, мы были атакованы. Нет, не джигитами на конях, а фотографами, которые предложили  нам бесплатно сфотографироваться, или за деньги выбрать любой размер фотографии. В процессе фотографирования сам собой вывелся совершенно уникальный метод оценки инвалидности. Думаю, что вы его оцените: Если у человека есть трость, значит он — инвалид. Искренне надеюсь, что эти непутёвые заметки не читают сотрудники бюро медико-социальной экспертизы, ведь, если они возьмут этот метод на вооружение, они очень быстро останутся без работы, а у каждого человека на всякий случай дома будет припрятана белая палочка.
Спустившись с Машука вниз на той же канатной дороге, неплохая тренировка перед следующим днём, мы ещё немного побродили по Пятигорску, заглянули в парк Цветник, который принёс совершенное эстетическое наслаждение нашим дамам и уменьшил количество свободной памяти в их смартфонах. Так эстетично закончилась экскурсия в Пятигорск и мы отправились в Ессентуки, где нам и предстояло жить до четверга 10 октября.

Ессентуки, как и Кисловодск, о котором будет рассказано позже, славится в первую очередь своими минеральными источниками. Вообще, город целиком и полностью ориентирован на лечение минеральной водой и лечебными грязями. Грязелечебница имени Семашко, верхние ванныисточники Ессентуки-4, Ессентуки-17: все эти объекты не ускользнули от нашего внимания. Кроме того все желающие могли сфотографироваться со скульптурой льва, да и просто поснимать интересные фотографии, ведь интересных видов в Ессентуках великое множество. Одна только грязелечебница чего стоит.
Прогулкой в районе курортного парка, который, к сожалению, был закрыт на реставрацию, закончился этот достаточно насыщенный день. Впечатлений была масса, а выпитая минеральная вода так и клонила в сон, так и тянула прилечь и отдохнуть, чем, поужинав, мы и занялись, ведь назавтра планировался ранний подъём, сухой паёк, после чего долгая и интересная экскурсия. Мы ещё тогда не знали, на сколько незабываемой будет та экскурсия, но об этом в следующий раз.

8 октября

Кто Домбая не видал, на Кавказе не бывал

Слышали ли вы когда-нибудь фразу, вынесенную в эпиграф к сегодняшней части? А мы вот слышали и решили, что на Кавказе мы всё-таки побываем и Домбай повидаем.
Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Выяснилось, что Домбаев то много. Домбай это и горнолыжный курорт, и курортный посёлок, и горная территория, и даже подвид зубра. Совсем невероятно, но аул в Омской области тоже называется Домбай.
Вряд ли поговорка из эпиграфа относится к курортному посёлку, или аулу в Омской области. Мы тоже так подумали и, проснувшись в половине седьмого утра отправились в горы в компании немного привыкшей к нам Нины Александровны и водителя Алексея. По дороге Нина Александровна щедро угощала нас туристической информацией, а некоторые угостились ещё и лепёшками, но главным событием этого дня, разумеется, были горы, та самая горная территория Домбай.

Домба́й (Домбайская Поляна) — горная территория в Карачаево-Черкесии в бассейне Теберды на Северном Кавказе (Россия).
Южная граница Домбая — Главный Кавказский хребет. Высшая точка — вершина Домбай-Ёльген (Домбай-Ульген, карач.-балк. убитый зубр) высотой 4046 метров.
Соединение трёх главных ущелий: Алибека, Аманауза и Домбай-Ёльгена — образует естественный центр территории — живописную Домбайскую поляну, лежащую на высоте 1630—1650 метров над уровнем моря.
Домбай — не административное понятие, и границы его не имеют строго межевого обозначения. Это современное, хотя и восходящее к традиции, название верховьев реки Теберды — крупного притока Кубани, объединяющее несколько горных ущелий, берущих начало от Главного Кавказского хребта.
Слово «Домбай» по-карачаевски означает «зубр». Когда-то в домбайских лесах бродили целые стада могучих великанов. Название самой высокой горы в этом районе Домбай-Ёльген, на языке исконных жителей этих мест, карачаевцев, означает «убитый зубр». Существует и другая версия, согласно которой Домбайская поляна была названа в честь охотника по имени Домбай, который, преследуя туров, убил зверя, но не удержался, упал с высокой горы в пропасть и разбился. Слово «Домбай» по-осетински означает «лев».

Только не кидайтесь в меня яйцами и помидорами за то, что я вставил в своё описание отрывок из Википедии! Просто хотелось, чтобы те, кто на Кавказе не бывал и Домбая не видал имели представление об этой территории. Можно, разумеется, было написать всё и своими словами, но лень — это не только мать всех пороков, но и, как известно, двигатель прогресса.
На Домбае есть, что посмотреть. С некоторых вершин Домбая в ясную погоду можно увидеть знаменитый Эльбрус и даже чёрное море. Любители воды могут искупаться в озёрах с кристально чистой водой и посмотреть на водопады, которых на Домбае несколько, как больших, так и маленьких. Поздней весной, летом и ранней осенью можно совершить путешествие сквозь времена года, прокатившись на канатной дороге в зиму и обратно. Такое путешествие совершили и мы.

Изначально планировалось, что наш подъём будет состоять из двух канатных дорог: вагончика с закрывающимися дверями и кресельной канатной дороги с двухместными креслами, однако, как известно, человек предполагает, а Домбай располагает.
По приезду выяснилось, что на всём Домбае нет электричества, а это значит, что новая навороченная канатная дорога не работает и, если мы хотим покорить Домбай, нам придётся подниматься только на кресельных канатных дорогах, работающих от дизель-генератора. Думаю, что до этого дня пользоваться кресельными канатными дорогами доводилось далеко не всем. Кульминацией праздника стало ещё и то, что первая канатная дорога была одноместной, то есть садишься в кресло и едешь в гордом одиночестве, наедине со своими мыслями и страхами.
Конечно, ничего страшного: сел в кресло, как на стульчик, и езжай, однако, не всё так просто. Канатная дорога постоянно движется и кресла не останавливаются. Садиться надо так:

  • Войти в зону посадки;
  • Дождаться, когда подъедет кресло;
  • Быстро сесть в него, в противном случае кресло может больно пнуть под зад;
  • опустить страховочную скобу, которая препятствует вываливанию пассажира из кресла, попутно являясь ещё и подставкой для ног.

После этого можно расслабиться и насладиться поездкой. Особо впечатлительным при этом смотреть вниз крайне не рекомендуется. Высоты в некоторых местах доходили до 50 — 100 метров над уровнем склона, во всяком случае, так показалось на мой практически незрячий глаз.
При боязни высоты рекомендуют закрывать глаза, а в отдельных случаях и ушы. В случае с канатной дорогой, по которой поднимались мы, это, к сожалению, не поможет. Кресло порой довольно сильно потряхивает в местах, где стыкуются канаты, при этом, если глаза будут закрыты и уши, к примеру, заткнуты наушниками, невозможно будет увидеть, или услышать приближающийся стык.
Очень весело, если такая канатная дорога остановится, а, поскольку день у нас не задался с самого начала, лепёшек не всем хватило, света на Домбае нет, то и канатка, разумеется, остановилась. Не очень на долго, но всё-таки остановилась. Замечательное ощущение, когда кресло, до этого бодро катившееся по направляющему канату, вдруг замедлило ход и, наконец, встало. Только ветер гудел канатами и слегка разворачивал кресло, а под ногами между тем пустота. Не могу описать ощущений других, потому, как ехал на кресле в гордом одиночестве, но, думаю, повисание на канате добавило веселья, особенно тем, кто и так боялся ехать на канатной дороге.
Висели мы совсем не долго, может быть полминуты, после чего снова поехали и через несколько минут подкатили к станции.
Напомню, что канатка у станции не останавливается и даже не притормаживает, как, к примеру, это делает канатная дорога в Нижнем Новгороде, так что слезать с кресла нужно быстро и энергично, иначе поедешь назад. При подъезде к станции нужно было делать примерно так:

  • Откинуть скобу, предназначенную для безопасности, лучше это делать за несколько десятков метров до станции, с первого раза может и не получиться;
  • Когда кресло приедет на станцию спрыгнуть с него вперёд и в сторону, чтобы не попасть под кресло и не получить чувствительный удар.

Выпрыгивать лучше вперёд и вправо, так мы гарантированно покидаем радиус движения кресел. Если же выпрыгнуть вперёд и влево, придётся всё равно выходить из этого воображаемого круга, при этом при отсутствии зрения есть неиллюзорная вероятность встретиться с креслом. Ваша инерция, сложенная с инерцией кресла может стать причиной серьёзных травм.

С физикой, очевидно, были знакомы и работники канатной дороги, они помогали нам усаживаться в кресло, правильно встать, предупреждали, когда кресло наподходе, когда надо откидывать скобу, когда надо прыгать. Без их помощи поездка на канатной дороге стала бы по-настоящему опасной.

Со второй канаткой дело пошло значительно легче из-за того, что она была двухместная, ну и опыт, как говорится, великое дело. После первой канатки народ начал осваивать технологию поездки, а наличие рядом второго человека позволило боязливым почувствовать себя увереннее.
Повторение — мать учения и с целью закрепления пройденного на двух канатках материала, а так же наилучшей усвояемости технологии поездки народ был благополучно погружен на третью двухместную канатную дорогу. Освобождение по возрасту получили только двое, которые, в силу оного возраста ни в каком повторении пройденного не нуждаются, они сами кого хочешь чему хочешь научат!
Освоившись с канаткой, самые отчаянные пошли на четвёртую канатную дорогу, чтобы подняться на высоту чуть более трёх тысяч метров. На четвёртой канатке нас ждал сюрприз: отсутствие страховочных скоб на креслах. Вместо скоб и подставок под ноги только цепочка, примерно такая, какими пристёгиваются на старых советских аттракционах. Ноги, при этом, разумеется, весело болтаются в пустоте. Было бы просто замечательно, если бы при поездке на такой канатке у кого-нибудь слетел бы ботинок. Его бы никто и никогда не нашёл. Собственно, нас изначально предупредили, чтобы убирали подальше разные телефоны и прочие ценности. Если, мол, что-то упадёт, то никто искать не будет. Воистину: что упало, то пропало!
К счастью, обошлось без потерянных ботинков и телефонов, хотя особо экстремальные товарищи и провоцировали Домбайских богов, снимая поездку на телефон, но вот ветер на последнем участке был знатный. Задувало как будто бы со всех сторон, ветер проникал под одежду, ощутимо покачивал кресло, скрипели от напряжения тросы канатной дороги, но мы все равно продвигались вперёд, хоть и очень медленно.
На высоте 3000 метров, к сожалению, мы пробыли недолго. Видимо всё-таки мы сильно обидели великого бога Домбая, и он бесцеремонно изгнал нас туда, откуда мы приехали, сильнейшим ветром, но в царстве зимы побывать успели, походить по снегу тоже, а так же подойти к краю пропасти, правда далеко не все.
Спускаясь с четвёртого уровня на третий, мы медленно превращались в куски льда. Немели руки, мёрзли щёки и кончик носа, ветер свистел в складках одежды… Неудивительно, что по прибытию на третий уровень часть группы немедленно пошла отогреваться глинтвейном, а наиболее сознательная часть группы отправилась на канатке ниже на второй уровень, где и был запланирован наш обед, однако, без глинтвейна у них так же не обошлось.

После ветра на трёх тысячах метров и быстрого перебегания со станции на станцию на третьем уровне обед оказался особенно кстати. Глинтвейн растёкся по телу приятным теплом, а Шурпа, Лагман, Хычины и Люля-кебаб утолили голод.
После вкусного обеда по закону Архимеда, чтобы жиром не заплыть полагается… Стоп-стоп-стоп. Мы не пропагандируем вредные привычки, хотя наши курильщики, разумеется, и выкурили по сигаретке после обеда. Речь идёт всего лишь о том, чтобы погрузиться на последнюю одноместную канатку и спуститься вниз. После четырёх подъёмов вверх и трёх спусков вниз последняя поездка не запомнилась вообще ни чем и ни у кого не вызвала трудностей. Воистину: повторение — мать учения!

Внизу мы слегка потерялись. Часть группы пошла в одну сторону, а другая часть вместе с экскурсоводом в другую. Выручили нас надетые наушники аудиогида. Когда экскурсовод поняла, что происходит, она, как озабоченная мамочка, начала созывать своих многочисленных детишек, и детишки, о чудо, откликнулись на зов и вернулись из странствий по рынку, на котором некоторые успели купить сувениры и грецкие орехи.

Собравшись, мы нашли наш автобус и направились назад в Ессентуки, заехав по дороге в термальный источник «Жемчужина Кавказа«, в котором почти все и искупались. Да, источник, да, тёплая водичка, да, на улице холодно, но всё это ничто в сравнении с красотами Домбая, поверьте мне.

Подъезжая к Ессентукам, думаю, многие из нас думали, что поговорка, вынесенная в эпиграф сегодняшнего описания, всё-таки права. Так что, если будете на Кавказе, обязательно загляните на Домбай, ведь, кто Домбая не видал, на Кавказе не бывал!

9 октября

Чегем, Черек, смотри не перепутай

Просыпаемся. Пьём кофе с сухим пайком, состоящим, как и в прошлый раз из бутербродов и хурмы. Водичку с собой, день будет длинным, по плану Чегемские водопады, Черекская теснина, село Верхняя Балкария и ещё много интересного. За окном плачет мелкий дождик.
Ноги очень странно чувствуют себя после вчерашней встречи с его величеством Домбаем и уговаривают лечь на кровать, забыв про экскурсию и просто спать, спать, спать. Пресекаем слабодушные поползновения ног львиным рыком разума и желания познавать, впитывать в себя всё новое, как сухая губка.Половина седьмого утра. Выходим под дождь к ожидающему автобусу. В автобусе, как всегда, уже привычный и неунывающий Алексей и наш экскурсовод Нина Александровна. Нина Александровна приветствует нас грустным хриплым голосом. То-Ли ей тоже досталось от его величества Домбая, то-Ли не выспалась, то-Ли заболела, но мы не спрашиваем. Раз приехала, надо работать.
Выдвигаемся в путь. Покачивание автобуса и голос экскурсовода, рассказывающий что-то без сомнения интересное, действуют убаюкивающе. Несколько человек откровенно спят, несколько мучительно борются со сном, остальные стойко пытаются слушать экскурсовода. Говорит экскурсовод много и интересно, но большая часть увязает в затуманенном дремотой сознании. Второй день подряд вставать в половине шестого — то ещё испытание. В голове путаются не очень понятные слова: Чегем, Черег, Аушигер, какая-то там то-Ли Балкария, то-Ли Болгария. Хороша страна Болгария, а Россия лучше всех! Да нет же, не Болгария, а всё-таки Балкария, и не какая-нибудь, а верхняя.
Игра слов Болгария Балкария помогает встрепенуться и согнать с себя остатки дремоты. Как раз вовремя. Справа и слева вырастают величественные скалы, всё ближе и ближе подходя к дороге. Порой кажется, что сейчас они возьмут и сожмутся. Сдвинутся и раздавят наш автобус. Что какие-то три десятка человек для этих каменных глыб, сдвинутся и даже не заметят.
Неприятные мысли прерывает голос экскурсовода. Оказывается, место это называется Чегемское ущелье, а приехали мы сюда не просто так, а посмотреть на знаменитые Чегемские водопады. Смотреть на них приезжают со всех концов нашей необъятной родины, а мы то чем хуже? Не видим? Ну дак чувствуем и слышим хорошо!Водопадов в Чегемском ущелье три. Первый называется малым водопадом, или водопадом «Девичья коса». Похож водопад на большой желоб. По этому желобу с высоты трёх десятков метров низвергаются вниз быстрые воды горной речки Адайсу.
Фотографируемся, снимаем видео. Пора бы и другие водопады посмотреть. Идём по ущелью. С одной стороны к асфальтовой дороге прижимаются скалы, с другой стороны несёт свои воды ещё одна горная речка Чегем. В период таяния снегов Чегем набирается сил и, как спички, выворачивает из земли опоры ограждений, унося их вниз по течению.
Скалы всё ближе подходят к асфальтовой дороге. Вот между ними уже нет и трёх десятков метров. Место это называется Чегемская теснина. Слева и справа горы, сверху на высоте нескольких сотен метров тонкая полоска неба. Начинаешь чувствовать себя запертым.
В Чегемской теснине и находятся остальные водопады. Водопад на речке Сакал-дуп, встречающий нас первым в теснине, немного похож на водопад «Девичья коса», но не такой бурный. Рядом с ним не так шумно, возможно, так было только в день нашего приезда, а возможно водопад этот такой всегда..
А вот и главный Чегемский водопад спешит предстать перед нами во всей своей красе. Находится он на реке Каяарты, ещё одного притока Чегема. Водопад этот на самом деле ни что иное, как целая группа маленьких водопадиков. Часть водопадиков стекает с высоты нескольких десятков метров в речку Чегем, а часть в виде небольших струек воды сочится по скалам. Когда-нибудь вода размоет скалы и тогда ни чем не сдерживаемые сотни и сотни тысяч тонн воды ринутся вниз, круша всё на своём пути… Надеюсь, тогда никого не будет рядом. Но это, разумеется, случится нескоро, сейчас это красивые водяные узоры, совершенно неопасные, так что достанем фотоаппараты и телефоны, чтобы запечатлеть эту красоту.
В ущелье ощутимо прохладно. Ещё бы, солнышку не так-то просто сюда добраться, а мелкие водяные капли не очень то способствуют согреванию. Кстати, о холоде. В Чегемском ущелье, как и вообще на Кавказе, разумеется, бывает зима. В зимнее время большинство Чегемских водопадов замерзают, и это, должно быть, очень красиво. Есть повод вернуться на Кавказ зимой, чтобы посмотреть!
Любители фотографировать и фотографироваться не унимаются, ведь в Чегемском ущелье для них раздолье: Скала — гриб, скала — обезьяна, целующиеся скалы, и везде надо успеть сфотографироваться, а время летит.
Какая же экскурсия без сувениров? Вот и в Чегемском ущелье местные предприимчивые жители наладили продажу сувениров, снеди и сомнительного качества алкоголя. Пьянству бой, а вот съестным можно и затариться. Несколько собак, привычных к потоку туристов, недвусмысленно выпрашивают лакомство, собаки здесь тоже своего рода достопримечательность. Часть нашей группы начинает увлечённо кормить собак, видимо в Нижнем Новгороде собаки другие и кормить их там не интересно. И правда: в Нижнем Новгороде собаки Нижегородские, а в Чегемском ущелье они Чегемские, быть может, Кавказские, а может быть даже Кабардинские, или, что совсем маловероятно Балкарские.
Вероятно, восхищение собаками и исследование их родословных продолжилось бы и дальше и заняло бы всё время, отведённое на все экскурсии, но вторая часть группы начала проявлять серьёзное недовольство и требовала продолжение банкета. На стороне прагматиков был не только здравый смысл, но и начальство, а так же водитель Алексей с экскурсоводом, которые хотели в конечном итоге попасть домой, так что разум снова победил и, погрузившись на автобус, мы двинулись к следующему пункту нашего маршрута.

Путь наш лежал в горное село «Верхняя Балкария», но перед тем, как попасть туда нам предстояло познакомиться с Черегской тесниной. Автобус медленно поднимался по классическим горным дорогам: с одной стороны скалы, с другой обрыв. Иногда казалось даже, что колёса автобуса едут по самому краю дороги, но, разумеется, это было не так, да и наш водитель Алексей не обладал Японскими корнями, так что пробуждения в нём Камикадзе ждать не следовало.
Наконец после очередной горной дороги автобус остановился и желающим была предложена пешая прогулка. Думаю, если бы все знали, где придётся гулять и сколько придётся идти, оставшихся в автобусе было бы гораздо больше, но, как известно, во многие знания многие печали. Практически все высадились из автобуса, который тут же бодро укатил в жерло тоннеля. «Нам в тоннель?»,- спросил кто-то из группы? «Нет, нам по старой автомобильной дороге, но только очень осторожно!»,- как мне показалось, бодрым голосом ответила наш экскурсовод.
Дорога действительно была очень старая. Как сказала Нина Александровна, последний автомобиль проехал по ней в середине девяностых годов XX века. и не удивительно. Видимо нередкие в этих местах обвалы постепенно сужают дорогу и сейчас по ней сможет безопасно проехать разве только какой-нибудь очень маленький автомобиль, за рулём которого будет местный житель, или же человек со стальными нервами. Слева высокие скалы, справа… А в правую сторону лучше вообще не смотреть и ходить туда категорически противопоказано, если, конечно, вам дорога ваша жизнь. Справа дорога обрывается в пропасть глубиной несколько сотен метров, по дну которой течёт река Черек, или по другим источникам Черек Балкарский. Если же всё-таки сорваться с обрыва, то у несчастного будет достаточно времени, чтобы понять и осознать, что это — конец, после чего его тело с вертикальной скоростью более 50 метров в секунду столкнётся с каменистым дном реки Черек, а вода довершит содеянное и унесёт бренные останки. Как говорится, нет тела, нет дела.
Идём по старой автомобильной дороге. Многие неосознанно жмутся к левому краю, к спасительным скалам. Почему-то иногда хочется остановиться, прижаться к этому древнему камню и просто стоять, стоять, стоять, ничего не делать. У дороги еле заметный уклон вправо, в сторону пропасти. Голова как-то самопроизвольно поворачивается направо, взгляд натыкается на туман и обрыв, за которым бездонная глубина. «Подойди, посмотри, подойди к самому краю, наклонись и тогда ты узнаешь то, что никому до тебя не открылось»,- казалось, шепчет кто-то в голове тихим дразнящим голосом. Один шаг вправо, второй, половинка третьего шажка… И тут же снова влево, к спасительным скалам, к таким прочным, ласковым, милым, за эти минуты ставшим уже почти родными.
С шумом вылетает весёлая стайка маленьких камешков, потревоженных неуверенным шагом чьей-то подрагивающей ноги, мчится под уклон, радостно подскакивает, как будто играя друг с другом в догонялки, пока не срывается с обрыва. Всё, теперь вот этим камушкам, а не нам откроются все тайны Черекского ущелья.
Дорога ещё больше сужается, заставляя идти все медленней и все ближе к скалам. Вот только недавно её ширина была около пяти метров, а сейчас как будто бы уже и метра 3, или это у страха глаза велики? Да нет, не страх это. Она и правда сузилась, а когда-нибудь сузится и ещё сильнее. Очередной обвал когда-нибудь вообще сотрёт эту дорогу с лица земли и она вся с грохотом упадёт вниз, и тогда на реке Черек будут пороги, но всё это, как и с Чегемскими водопадами случится потом, случится не с нами.
Наконец после очередного поворота влево мы видим выходное жерло тоннеля, по которому ехал автобус, пока мы прогуливались по краю обрыва. Обрыв, как будто признавая своё поражение и сокрушаясь, что никого не утянул в бездонную глубину, стыдливо отступает вправо, а мы не без удовольствия занимаем свои места в автобусе.

Ещё пара десятков минут пути и мы въезжаем в Верхнюю Балкарию. После Чегемских водопадов и завораживающей Черекской теснины впечатления от старых саклей и какой-то полуразрушенности Верхней Балкарии как-то сами по себе смазываются. И правда, сознание наше ну очень избирательно. Почему-то мозг отматывает всё назад, на момент того взгляда в туманную бездонную глубину. Почему-то запомнилось, что в Верхней Балкарии не работал ни один оператор сотовой связи, так что, когда часть нашей группы пошла смотреть разрушенные сакли, а другая часть уже вернулась к автобусу, случилась душевная интродукция: уже пора было спускаться с гор на обед, но часть группы вместе с экскурсоводом удалилась в неизвестном направлении и связаться с ними не было никакой возможности.
Мы даже стали предполагать, что их захватили в заложники жители села, чтобы попросить выкуп, были даже мысли, что они все ушли в Грузию, до которой было чуть более двух километров, но на деле, к сожалению, всё оказалось гораздо прозаичнее.
Наконец, собрав все кусочки экскурсионной группы и высказав отставшим всё, что мы о них думаем, мы снова погрузились в автобус и спустились с гор по тем же извилистым дорогам. Пропасть пропастью, а обед по расписанию!

Обед порадовал многообразием и обилием Кавказской кухни, но больше всех порадовало то, что обедали мы на открытом воздухе. Не очень комфортная температура и ветер поспособствовали тому, что пища принималась очень быстро и продуктивно, а все застольные разговоры благополучно были оставлены на более подходящие условия.

В этот день нам везло на высоту и глубину, поэтому, когда мы пришли на голубое озеро, нас уже ни что не удивляло, даже факт того, что глубина этого озера примерно 365 метров и до конца оно ещё не изучено. Была правда в этом озере некая безмятежная обманчивость. Казалось, что, стоит только прикоснуться к безмятежной водной глади, как вода немедленно забурлит и утянет с собой на немыслимую глубину, но, разумеется, что ничего подобного не произошло, иначе вы давно бы это узнали, правда же!

Последней остановкой на этот день был у нас термальный источник Аушигер, в котором большинство благополучно искупалось. Был он попрохладнее «Жемчужины Кавказа», так что купание проходило по сокращённой программе, после чего все погрузились в автобус и поехали в гостиницу, собирать вещи, ведь это был последний наш полный день на Кавказе. На завтра у нас отъезд в Москву. А вы не перепутаете Черег с Чегемом?

10 октября

Последний день на Кавказе, второй двухэтажный поезд

Интересно, который же сейчас час? Организм, привыкший пробуждаться в половине шестого не совсем адекватно реагирует на время подъёма, ведь встаём мы сегодня позже. Рука уже привычно ищет коробку с сухим пайком, но её почему-то сегодня нет.
Телефон тренькнул уведомлением, кому-то не спится и уже пишут. Нажать кнопку питания на телефоне, смахнуть уведомление, посмотреть дату и время на экране блокировки. Дату и время. Точно, дату. Сегодня же десятое октября, наш последний день на Кавказе. Теперь понятно, почему нет сухого пайка, мы же завтракаем по нормальному, ну и встаём чуть попозже.
После завтрака сдаём номера, закидываем вещи в один оставленный номер, мы вернёмся за ними только вечером, перед поездом.
Автобус уже на месте, как и водитель Алексей, а вот экскурсовод сегодня другая. То-ли Нина Александровна окончательно разболелась, то-ли устала от нас, то-ли просто у неё выходной. В любом случае, она была с нами три дня, за что ей огромное спасибо.
Представилась новый экскурсовод Анной и поделилась планами на день. Несколько напрягал тот факт, что в своём разговоре Анна постоянно обращалась к религии. Нет, я ни в коем случае не против религии и не против церкви, я сам немного верующий и даже хожу в храм, но считаю, что навязывать религию людям ни в коем случае нельзя. Есть, конечно, устоявшиеся фразы, которые мы употребляем и они часто не имеют уже отношения к религии. Например «Слава богу» у русскоязычных христиан, «если на то будет воля Аллаха» в различных переводах у мусульман, но всё это именно расхожие выражения. Анна же вставляла религию и к месту, и не к месту к великому сожалению. Ну да ладно, как говорится, «не суди, да не судим будешь», вернёмся к экскурсиям, правда и тут от религии совсем отойти не получится.Первым пунктом нашей экскурсионной программы был храмовый комплекс в Ессентуках. Изначально мы планировали посетить его в первый день, но ведь известно, что человек предполагает, а Господь располагает.
Храмовый комплекс Петра и Павла представляет из себя достаточно большую территорию. На территории храмового комплекса установлена самая высокая в России скульптура Иисуса Христа. Высота монумента достигает 20 метров.
Кроме того, здесь можно посетить православный храм апостолов Петра и Павла, часовни – Воскресения Христова, Успения Пресвятой Богородицы, Троицы Живоначальной и Илии Пророка, а также трапезную и церковную лавку.
По территории разбросаны античные статуи – Гомера, Фукидида, Аристотеля, Платона и других. Для новобрачных есть венчальные ворота.
Комплекс был основан в начале нулевых – и ныне работы по его благоустройству продолжаются.От духовного плавно переходим к телесному и мирскому и движемся на ставшем уже почти родным автобусе на медовые водопады в Карачаево-Черкесию.
Медовые водопады представляют собой группу из 5 водных каскадов. Все они имеют различную форму и высоту. Самый красивый и мощный среди них – Жемчужный. Он имеет относительно небольшую высоту – всего 6 метров. Однако сильный поток, падая с ажурного каскада, подбрасывает брызги аж на 10-12 метров.
Второй водопад спрятан за огромным валуном. Называется он «Девичьими косами» из-за необычного «сплетения» струек. Вообще, следует признать, что с фантазией на Кавказе не всегда всё хорошо: яркий пример — водопад «Девичья коса» в Чегемском ущелье.
Чертову мельницу по делу можно назвать самым громким каскадом. Бурлящий поток, спадающий со скального свода, слышно на огромном расстоянии. Большой Медовый водопад, как уже понятно по названию, является самым могучим. Его высота составляет 18 метров. Насчет 5 каскада ведутся споры. Дело в том, что Малый Медовый водопад или Змейка имеет небольшие размеры, а водный поток не сваливается со скалы, а будто бы скатывается аккурат по валуну.
Помимо водных исполинов, в окрестностях полно отвесных и живописных скал с проложенными между ними тропинками, речных порогов, небольших, но уютных гротов, а также доломитовых пещер. Рядом с Большим водопадом обустроен мостик, с которого открывается завораживающей красотой вид окружающей природы. Над ущельем расположен массивный утес, очень похожий на нос большого корабля. Это своего рода указатель на панораму Кавказских гор, гору Эльбрус и лежащую у их ног долину.
Почему Медовые водопады так называются? Точную этимологию названия историкам выяснить не удалось. Так, по одной из версий, оно произошло от местного растения «медовая трава», которая повсеместно произрастает в этом регионе. Другая легенда гласит, что в скалах раньше проживали дикие пчелы. Природных врагов у них не было, поэтому их гнезда были переполнены медом. Во время паводков вода смывала жилища пчел вместе с медом, от чего она становилась сладковатой, собственно, это и стало поводом, для названия водопадов «медовыми».
Разумеется, находясь возле такой красоты не пофотографироваться было бы преступлением, так что фото и видео снималось от души.

Покидать водопады очень не хотелось, но делать нечего, пришлось. После водопадов наша группа дружно отправилась в чайный домик, где угостилась одноимённым напитком, а так же получила уникальную возможность купить себе чай в дорогу, в подарок, да и просто домой.

Чай с разнообразными вкусными вареньями настраивает на романтику, на душещипательные истории о любви и верности, так что для полного погружения направляемся к замку «Коварство и любовь».
Над несущей свои воды рекой возвышается причудливая скала, очертания которой очень похожи на зубчатые стены древнего средневекового замка с башнями, уступами и бойницами. Эта скала с незапамятных времен известна как Замок коварства и любви. Это место настолько красиво и живописно, что связанная с ним легенда о трагичной любви и предательстве воспринимается как вполне реальная история.
Легенда гласит, что в древние незапамятные времена хозяином этого замка был очень жестокий и скупой князь Аликонов. Его сердце будто бы было сделано из камня. Никогда он не испытывал теплых чувств ни к одному из живущих на земле людей и лишь только его дочь, ясноокая красавица Даута, была способна пробудить в князе любовь и нежность. К сожалению, это не спасло ее от весьма печальной участи, которая в те времена была уделом большинства женщин.
Даута жила в замке, словно невольница, не имея права выходить оттуда и общаться с другими людьми. Кроме отца и слуг был лишь один человек, которого она знала – сын старого чабана, юноша Али. В детстве он был для княжеской дочери товарищем по играм, когда же Даута и Али выросли, они поняли, что их связывает не только дружба, но и пылкая, страстная любовь. Увы, но эта любовь с самого начала была обречена: и Даута, и Али прекрасно понимали, что князь не отдаст свою дочь в жены простому пастуху. Об их любви знал лишь находящийся неподалеку старый сад, в котором влюбленные встречались тайком от всех, когда ночь укрывала замок и Даута могла незаметно выскользнуть из него на свидание.
А пока любовь Али и Даута крепла, все сильнее разжигая их сердца, князь Аликонов подыскивал своей дочери достойного жениха. Когда к нему приехал свататься уже не молодой, но богатый и знатный сосед, князь решил, что этот человек сможет составить подходящую партию его дочери. Влюбленные узнали об этом, и вот когда у стен замка загремели медные трубы, извещающие о приезде знатного жениха, Али и Даута решили, что лучше им умереть, чем жить в разлуке друг с другом, взялись за руки и поднялись на вершину самой высокой скалы. Первым вниз бросился Али. Увидев страшную смерть юноши, Даута испугалась. В ужасе отбежав от края обрыва, она так и не нашла в себе решимости последовать за возлюбленным. Даута вернулась домой к отцу и согласилась выйти замуж за сосватанную ей пассию. Счастья в этом браке молодая княжна не нашла. Ее мужу, на самом деле, нужны были богатство и знатность ее отца, а Дауту он совсем не любил. Через год после свадьбы Даута умерла.
Ручей, в котором нашел свое последнее пристанище Али, разросся и превратился в полноводную реку, которая позже стала зваться Аликоновкой, а скалу в память этих событий нарекли Замком коварства и любви.
Драматичная легенда всегда привлекала к этому месту внимание людей. Первый загородный ресторан был построен здесь еще в начале XX века. Однако, произошедшее в июне 1921 года землетрясение, разрушило его до основания. Позднее, в 1939 году, у реки был построен новый ресторан. Его проектом занимался архитектор, много работавший в Кисловодске и его окрестностях, П. П. Еськов. Здание было стилизовано под средневековый замок с высокими башнями, узкими окнами-бойницами и кровлей, покрытой настоящей красной черепицей. В результате относительно современная копия мало чем отличалась от настоящих средневековых западноевропейских замков. Вокруг него были посажены пирамидальные тополя, неподалеку шумела бурная Аликоновка, русло которой было сплошь усеяно принесенными с гор каменными валунами. Все это вместе составляло пейзаж, который радовал глаз своей естественностью и нетронутостью. Из замка открывался великолепный вид на всю эту красоту.
Позднее, уже в наши дни, к замку было пристроено несколько новых сооружений, выдержанных в том же средневековом стиле. Сейчас Замок коварства и любви – это не только ресторан, но уже полноценный гостиничный комплекс с хорошо отлаженной инфраструктурой. К великому сожалению, жили мы не в этом замке, а очень бы хотелось…
Так происходит неизбежное слияние прошлых времен с современностью: дух средневековья и романтичные легенды обретают новую жизнь – уже в иных формах; современность же черпает вдохновение в историях, давно ставших легендой.

Наша экскурсия тоже понемногу становилась прошлым, уходя в историю, оставалось всего несколько часов на то, чтобы прогуляться по Кисловодскому парку и попить Нарзан.
Кисловодский парк — самый большой в Европе рукотворный парк. Кисловодские просторы охватывают тысячу гектаров зелени, от центра города к вершинам гор Большое и Малое Седло. В парке есть канатная дорога, но пробовать её на прочность мы не стали. Вряд ли она доставила бы нам такое же наслаждение, как четыре кресельных канатки Домбая…
Парк появился в 1823 году. Из-за целебного нарзана место было выгодным и привлекательным, но не совсем красивым. Тогда решили засадить здесь все деревьями. Постепенно стали появляться Нижний, Средний и Верхний парки.
Позже в Кисловодск стали привозить экзотические деревья со всей России. Сегодня в парке насчитывается порядка 300 видов деревьев и кустарников. Причем некоторые виды не соседствуют в дикой природе. А здесь – пожалуйста!
Курортный парк – это самое популярное место для прогулок в Кисловодске. Летом здесь можно укрыться от жары или побродить в долине роз, которая находится в центральной части.
В парке есть интересные сооружения – Каскадная лестница, колоннада главного входа, галереи и павильоны. Особого внимания заслуживает Храм воздуха. Говорят, что на месте, где стоит храм – самый целебный воздух во всем Кисловодске. Правда, храму нужна хорошая реставрация, потому что за сто лет строение здорово истрепалось.
Разумеется, не обошлось и без веяний современности. Повсюду в парке что-нибудь, да продаётся, очень много ресторанчиков, закусочных. В один из таких ресторанчиков решили зайти несколько участников нашей группы, чтобы попробовать пива. Пива, к огромному сожалению, местного не было, так что довольствовались проверенными временем сортами.

Быть в Кисловодске и не попить Нарзан? это всё равно, что вообще не быть в Кисловодске, так что перед возвращением в Ессентуки, откуда мы и двинемся на очередном двухэтажном поезде в сторону Москвы, заходим в нарзанную галерею.
Нарзан, прямо скажем, вода на любителя. Лично для меня лучше «Ессентуки-4» нет ничего, но тут, как говорится, на вкус и цвет фломастеры разные. Кстати, нарзанов бывает три вида: общий нарзан, сульфитный нарзан и доломитный нарзан.
Общий нарзан, на мой взгляд, самый «безобидный» и его пить проще всего. Чуть похуже пьётся нарзан доломитный, а вот сульфитный нарзан, прямо скажем, на любителя. В нём очень много углекислого газа, из-за чего он имеет так называемую естественную газацию, а ещё в нём много сероводорода, из-за чего он пахнет тухлыми яйцами, и вот это уже не совсем приятно.
Прежде, чем попасть в Кисловодскую нарзанную галерею, вода проходит долгий путь. Зарождаются нарзановые источники в предгорьях Эльбруса. Оттуда вода течёт по подземным рекам более ста километров, обогащаясь солями и минералами и только в районе Кисловодска с разной глубины вода забирается и подаётся в нарзанную галерею.

Всё осмотрено, нарзан выпит и приятно бурлит в желудке, время неумолимо бежит к вечеру. «Пора, пора! кони топчут землю, содрогается маленький сад»,- почему-то именно эта цитата из бессмертного произведения Булгакова приходит на ум, когда мы рассаживаемся в автобусе.

Возвращаемся в Ессентуки. Спринтерский забег в магазин для желающих купить что-нибудь в дорогу и сразу же в отель, где нас ждёт ужин и оставленные вещи.

Снова погружаемся в автобус, теперь уже в последний раз… Стоп-стоп, а почему в последний? Давайте избегать этого слова, ведь мы ещё обязательно куда-нибудь отправимся все вместе Так что давайте заменим слово «последний» на слово «крайний». Кстати, именно так говорят профессиональные пилоты, у них нет последнего рейса, есть только крайний рейс, а последний рейс это тот, откуда уже живыми не возвращаются.
Автобус останавливается возле железнодорожного вокзала. Прощаемся с Анной и Алексеем. Спасибо вам за отличные экскурсии. Алексей гудит нам в след сигналом автобуса, надеемся, что и ему с нами было не очень трудно, доброго тебе пути, Алексей!

Вот и перрон. Несколько дней назад мы шли по нему, чтобы потом поехать в отель, сейчас же мы идём по нему, чтобы сесть в поезд. Немного грустно. Не знаю, как вам, а мне всегда грустно уезжать. Время тянется медленно, а как оно тянулось перед поездкой! Вот и не верь после этого в то, что время — одно из измерений пространства…
Наконец издалека показался луч головного прожектора нашего двухэтажного поезда, вот он всё ближе, ближе, вот уже вагоны, притормаживая, плывут мимо нас, а вот и наш десятый вагон, в котором мы снова займём практически весь верхний этаж.
Стоянка поезда — шесть минут. Начинается нервотрёпка, ведь в отличие от Москвы, где мы садились совершенно спокойно, в Ессентуках времени мало, а народа много. Ещё и с билетами у одного из членов группы какие-то проблемы, но мы будем не мы, если спасуем перед проблемами. В поезд загрузились, с билетами разобрались, занимаем места, согласно купленным.
Лёгкий толчок, перрон, как и несколько дней назад, медленно поплыл назад, а на самом деле, конечно же, это мы поплыли вперёд, вперёд к огням Москвы.
Станция «Минеральные воды» — последняя возможность покурить и вдохнуть полной грудью воздух Кавказа, следующая долгая остановка уже завтра, так что вдыхаем Кавказский воздух ипобыстрей забираемся в вагон и ложимся спать. Завтра можно спать хоть целый день, это нам награда за все дни недосыпа. Доброй вам ночи, люди.

11 октября

Огни Москвы, путь домой

Кажется, сегодня впервые за пять последних дней можно нормально выспаться. Посудите сами с воскресенья 6 октября нам приходилось вставать достаточно рано каждый день, а несколько дней приходилось вставать особенно рано: где-то в половине шестого. Возможность выспаться сегодня превосходная, ведь мы едем на двухэтажном поезде из Кисловодска в Москву. Наша поездка на Кавказ почти закончилась. Осталось только доехать до Москвы, побывать ещё на одной небольшой экскурсии, пересесть на последний поезд и уже через 6 часов быть в Нижнем Новгороде.
Однако, удивительное дело: мало кто решил спать весь день и на нашем втором этаже десятого вагона шумно уже с девяти часов утра. Обычная железнодорожная суета: посещение очень необходимых мест, хождение вниз за кипятком, в общем, кто ездил на поездах, тот не нуждается в описании.
Самое начало одиннадцатого. Курильщики во всеоружии, практически с низкого старта готовы выскочить на несколько минут на станции Россошь, чтобы побаловать себя утренней сигареткой, но делать это надо быстро: стоянка поезда всего 5 минут. Конечно, если среди пассажиров вагона были «совы», они могли побаловать себя утренне-ночной сигареткой, или просто освежиться в Ростове, , стоянка в котором была целых 17 минут, но лично мне о таких неизвестно.
Сегодня курильщикам да и просто любителям выходить на станциях из поезда везёт немного больше: через час с небольшим после Россоши станция Лиски, стоянка на которой 12 минут, так что можно и покурить, и размяться, и даже купить нехитрой снеди у привокзальных коробейников. Делать, правда, это надо очень осторожно. Известны многочисленные случаи обмана на станциях и продажи просто некачественного товара, ведь с кем проезжему путнику разбираться то потом, да и стоит ли овчинка выделки? Так сказать, понять, простить и отпустить.
На всех остальных станциях, оставшихся до Москвы, поезд стоит так же по пять минут, так что, проявляя суперскорость, можно вполне всё успевать и не страдать от никотинового голода.
Самое начало седьмого, станция Рязань. «Говорят, в Рязани едят грибы с глазами! Их едят, они глядят!»,- доподлинно нам это неизвестно, но больно поговорка хорошая, а вот что нам точно известно, так это то, что Рязань — последняя станция на маршруте, дальше только Москва. В вагоне становится шумно, пассажиры начинают собирать свои вещи. Кто-то делает это неторопливо, в таких сразу распознаёшь матёрых железнодорожных путников, кто-то дотягивает до последнего и начнёт собираться за 5 — 10 минут до Москвы, в общем, как всегда.Наконец-то вещи собраны, ужин съеден, а поезд начинает плавно притормаживать. Чернота за окном сменяется гроздьями огней всё чаще. Наконец подмосковные Люберцы переходят в саму Москву, хотя, попробуй-ка тут разберись: где эти Люберцы, а где Москва. Всё там — одна большая Москва!Останавливаемся. Толкотня в коридоре, на лестнице со второго этажа, у выхода из вагона. Вот интересно, чего толкаться то? Остановка конечная, никого в поезде не оставят, так нет же: спешат, как на бесплатную раздачу чеков на миллион евро!!!
Выходим на перрон Казанского вокзала. Сразу чувствуется разница в воздухе: к сожалению, это не чистейший Кавказский воздух, а напитанная выхлопными газами автомобилей и тепловозов субстанция с небольшим содержанием кислорода. Но ведь и мы не родились на Кавказе, а дышим подобной субстанцией почти всю свою жизнь, так что, можно сказать, что мы просто вернулись в свою среду. Пока выходим с перрона на Комсомольскую площадь, воздух перестаёт причинять какие-либо неудобства, что ещё раз доказывает, что вот эта вот смесь — наш родной воздух, а не то, чем мы дышали на Кавказе.

Кстати, ещё в прошлый раз я писал, что Комсомольская площадь раньше называлась Каланчёвская, правда, в прошлый раз думать об этом было некогда, а сегодня, ожидая экскурсионного автобуса, который повезёт нас на экскурсию «Огни Москвы», есть немного времени поговорить о площади трёх вокзалов подробнее.
Одним из самых оживлённых и посещаемых мест в Москве является Комсомольская площадь. И это совсем не удивительно, если вспомнить, что тут стоят сразу три вокзала. Вот откуда прижившееся в народе название «Площадь трех вокзалов». Так же на Комсомольской площади находится и одноимённая станция Московского метрополитена, которая по загруженности может посоперничать разве что со знаменитым Выхино, да и то есть шанс, что Выхино может проиграть. На станции метро Комсомольская сходятся две линии Московского метро: самая первая Сокольническая и Кольцевая.
Долгое время площадь называлась Каланчёвской, так как на ней стояла пожарная каланча, и располагался деревянный императорский дворец, а рядом Николай I повелел построить первый в столице железнодорожный вокзал. Поначалу он назывался Николаевским, но сейчас именуется Ленинградским. Позднее возвели Казанский и Ярославский вокзалы.
Когда думали, как прокладывать первую в Москве коножелезную дорогу, то решение было одноголосным: от центра к трем вокзалам. По этому пути пустили и первый троллейбус. На Каланчевской площади построили трамвайное кольцо, а рядом, на Краснопрудной улице, возвели электрическую подстанцию. В тридцатые годы XX столетия возле трех вокзалов появилась первая линия Московского метрополитена, и площадь с 1933 года стали называть Комсомольской, в честь трудящейся молодежи.
Интересно, что все три вокзала на Площади трех вокзалов соединяются друг с другом подземными переходами, с каждого вокзала можно пройти на станцию метро «Комсомольская». Такое взаиморасположение вокзалов очень выгодно для транзитных пассажиров, которых в Москве ожидает пересадка.
На Комсомольской площади расположен Центральный дом железнодорожников. По своему архитектурному стилю он напоминает Казанский вокзал.
Краснопрудная подстанция – главное украшение этого места, она до сих пор выполняет свои функциональные обязанности, ради которых ее и построили.
Среди людей, изучающих аномальные зоны, Комсомольская площадь известна как место с особой энергетикой. Эта теория подтверждается не только высоким числом криминальной публики, которая собирается на вокзалах (аферисты и жулики, попрошайки и бомжы, проститутки и карманные воры). В истории площади тоже хватает зловещих случаев, которые за столетия успели обрасти легендами.
Предания гласят, что в XIV веке здесь высился мужской монастырь. В одну ненастную ночь, когда хлестал страшный ливень, одинокий путник попросил в монастыре приюта, но испуганные монахи отказали ему в крове. Странник в гневе проклял монастырь, и вскоре здание разрушилось. Место стали обзывать проклятым и обходили его десятой дорогой (скептики утверждают, что жители избегали этой местности из-за ее болотистости).
Триста лет на этих местах не строили ничего, хотя пытались по-соседству разрабатывать песчаные карьеры, но рабочие покрылись непонятными язвами, и разработки пришлось прекратить. Царь Алексей Михайлович построил тут путевой дворец, но останавливался в нем всего один раз, а в XIX веке здание сгорело. Пожар также уничтожил в 1812 году стоявший здесь Артиллерийский двор, на котором по непонятной причине взорвались снаряды. Все эти несчастные случаи народ приписал действию проклятия.
Итальянский антрепренер посмеялся над суеверными москвичами и с широким размахом возвел на проклятом месте театр, который сгорал дотла целых три раза, но что бы не случалось, а площадь жила, живёт и будет жить.

Пока мы вспоминали о Комсомольской площади, подъехал большой экскурсионный автобус, который и повёз нас на ночную экскурсию «Огни Москвы». Вечерний город, он всегда завораживает, Москва, конечно же, тут не исключение. Здания подсвечиваются специально так, чтобы выглядеть наиболее эффектно, хотя, коренные Москвичи говорят, что раньше подсвеченные здания выглядели красивее. Дело в том, что сейчас для усиления яркости и экономии электричества подсветку многих Московских зданий делают светодиодной, а яркий белый свет совсем иначе воздействует на глаз, чем свет, например, обычной лампы накаливания, или ртутного фонаря, которыми раньше освещались улицы в большинстве ещё Советских, а потом и Российских городов. Так это, или нет, я, увы, из-за своего крайне плохого зрения сказать не смогу, но очень часто бывает, что в угоду моде, или экономии, мы теряем что-то безвозвратно.
В районе министерства обороны немного прогуливаемся по городу, фотографируем памятники на военно-патриотическую тематику. Так сейчас модно, не будем отставать от моды, будем в тренде. Пофотографировали, пофотографировались и снова в автобус, снова Московские улицы, залитые светом
Последним крупным местом, куда мы приехали, была смотровая площадка на Воробьёвых горах. На ней каждый из нас почувствовал себя немного Воландом и на несколько десятых долей секунды вообразил, что Москва у его ног. На самом деле так отчасти и было: с обзорной площадки открывается отличный вид на многие районы Москвы, на комплекс Москва-Сити, кроме того, на обзорной площадке вы сможете наступить ботинком на целые улицы Москвы и перемещаться по Москве с огромной скоростью. Как это? А съездите и узнаете, не так это и далеко, правда от станции метро «Воробьёвы Горы» идти не очень удобно, но вы справитесь, мы знаем!

К великому сожалению, как я уже писал ранее, «всё имеет свой конец, своё начало»,- как уже говорилось в самом начале нашего повествования. Небольшой круг по третьему транспортному кольцу, ещё немного сонных, но незасыпающих Московских улиц, ведь Москва никогда не спит, и вот снова она: Комсомольская площадь.
На этот раз путь наш лежит на Ярославский вокзал, чтобы фирменный поезд Нижегородец, отправляющийся с Ярославского вокзала в начале первого ночи, доставил нас домой. На перрон Ярославского вокзала мы попали, что очень приятно, даже без досмотра, наверное, за это стоит сказать службе сопровождения РЖД, а на перроне уже ждал наш поезд.
После комфорта и уюта двухэтажного поезда спартанская атмосфера вагона немного угнетала, а, может быть, угнетали мысли о том, что наше путешествие уже завершилось. Не завершается, а уже завершилось, ведь всё интересное уже прошло, а те шесть часов, которые остались нам до Нижнего Новгорода, пройдут быстро, ведь мы будем спать.
Доброй ночи уважаемые пассажиры, не забудьте завести ваши будильники, чтобы проснуться заранее. Благодарим вас за то, что все эти дни вы были с нами. Наше путешествие завершается, но не завершаются наши путешествия, так что следите за нашими новостями и до скорых встреч в новых путешествиях!

  • К оглавлению

 

В тексте были использованы географические названия, а так же названия блюд Кавказской кухни, упомянутые на страницах центра Камерата в социальных сетях.

Автор текста: Дмитрий Бахров

Справочная информация

Многодневная экскурсионная поездка была организована в рамках социального проекта «К реабилитации туристическими тропами», реализованного Нижегородским областным центром реабилитации инвалидов по зрению «Камерата» в 2018-2019 году при использовании гранта президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских рантов.